Новости
6 мая 2018, 23:02

«День Победы выше всех праздников!»

Дети войны нечасто вспоминают своё военное детство. А, между тем, их простых до боли воспоминаниях встают реальные картины тех лет. Николай Васильевич АБРОСЬКИН - пенсионер, ветеран труда, коммунист. Родился 15 июля 1933 года в Тульской области; проходил срочную службе в авиации на Сахалине; служил в особом отделе дивизии РВСН в ЗАТО Пермь-76, ныне – Звёздный. С 1964 года проживает в городе Кунгуре и трудится в ведомствах Минобороны СССР, а затем на объектах народного хозяйства; один из сотен тысяч тех, кого называют «Дети войны». Накануне Дня Победы Николай АБРОСЬКИНвспоминает своё военное детство: - Родина моя - любимая деревня ИсаковкаТульской(Московской) области,Епифанского (Кимовского) района, Бучальского сельского совета. Наша деревня длинная. По ней пролегал овраг, разделяя её на две части. На нашей стороне стояло 33 дома, на другой - 55. Там жили мои бабушка и дедушка по линии папы. В 1941 году мне исполнялось восемь лет, и я собирался идти в школу. Уже знал весь алфавит и умел читать. 22 ИЮНЯ 1941 ГОДА Во второй половине дня приехал гонец из района. Велел срочно всем взрослым собраться у «большого дома». Такой дом в нашей деревне был у семьи Золотовых. В нём проживало двое взрослых и семеро детей. Жили они зажиточно: дом из красного кирпича в 6 окон. Мама на собрание не пошла, занималась делами по хозяйству, папа был на работе. К нам прибежала соседка: «Нюра! - маму звали Анна Ивановна. - Война началась!» Вечером вернулся с работы папа. Мама с ним между собой что-то обсуждали. Я сиделвслушивался, пытался понять, о чём они говорят. Утром пришла бабушкаЕкатерина Николаевна.У нее было три сына Николай(1920), Иван(1912) и Василий(1907) - мой папа. Без слёз не обошлось. - Ладно, я сухари насушу…На улице все женщины тоже плакали, мужчины, понурив взгляд, молчали. - Война. Мужиков заберут, а у нас огороды не копаны, - сказал кто-то.Мы, дети, сразу поняли, что ВОЙНА - это страшное, плохое слово. СЕНТЯБРЬ 1941 ГОДА Папа из совхоза привёл лошадь (своей у нас не было), чтобы выкопать картошку. Но не успели. Огород был 38 соток. Выкопали только половину, папе принесли повестку. На следующий день Мартынов (имя не помню), Никитанов Сергей, Чистяков Сергей и папа,Аброськин Василий Фёдорович, поехали в район. Все семьи вышли их проводить. Вечером к нам пришла Никитанова: - Вася вернулся? - Нет, - сказала мама. Все семьи были в тревожном ожидании - вернутся домой или отправят на фронт. Рано утром она пришла уже с какой-то женщиной. - Вася не вернулся? - Нет. - Ну, всё… Значит, забрали… Так мы остались вчетвером: мама, я, сестра Валя, ей было шесть лет, и полуторагодовалый брат Миша. - Ты, Валюша, присматривай за братом, а мы с Николаем пойдём копать картошку. Картошка в тот год уродилась очень хорошая, крупная. Мама копала, я собирал. В 41 году на колхозных полях уродился хороший урожай капусты - 5-6 кг вилок. Собирать урожай не успевали. В октябре-ноябре грянули морозы, агроном разрешила забирать с поля капусту всем нуждающимся. Как папу забрали на фронт у нас в запасе оставалось:1 мешок муки пшеничной,1 мешок муки ржаной,1 мешок крахмала.Мы с мамой пошли собирать капусту:«И что, что замерзла. Отойдет. Её и солить можно, и скот кормить можно». Совхозная же картошка всю зиму до весны пролежала не копаная. Весной 42 года вся деревня ходила выкапывать картошку себе на еду. Мама снимала с неё кожуру, промывали в нескольких водах, складывали целой в 20-ти ведерную бочку и опускали в погреб. Потом приносили сколько надо, сушили, (она была сверху чёрной, внутри белая) мололи в ступе и добавляли при выпечке хлеба или просто пекли лепешки. Всё экономили. Истирали картофель до ростка, а остальное оставляли для рассады. ВЗРОСЛЕТЬ ПРИШЛОСЬ РАНЬШЕ В школу в 1941 году я так и не пошел. С наступлением немецких войск занятия отменили. Пошли мы все в школу только в 1942. Мама уходила на работу рано. Работала в колхозе. В мои обязанности входило чистить хлев у коровы, овец и кур. Лопата у нас была совковая, я её не поднимал, а волочил по земле до кучи с навозом. Водился с сестрой и братом. С ребятами ходили в лес за сухостоем. В ДЕКАБРЕ 1941 ГОДА, число не помню, пришёл староста нашей деревни и сообщил: «Вечером, часов в восемь, придут немцы жечь деревню. Выводите скот в безопасное место. Прячьтесь». В деревне были только женщины, старики и дети. Мама накручивала на нас лоскуты ткани, какие были. Что-то в землю закапывали. Про еду не думали. Дома у всех стояли вдоль улицы, а огороды были за домами. Мы свели корову и пять овец к соломе, которая находилась метрах в 50 от дома. Было холодно. Сидим мёрзнем.Немцы были в семи километрах от деревни Исаковка, в деревне Суханово. Вдруг со стороны Епифани на Исаковкупролетели два советских истребителя. В конце деревни повернули на Суханово. Через несколько минут послышалась пулемётная стрельба, потом всё затихло. Просидев ещё какое-то время в укрытии (час, может, больше), все стали возвращаться в свои дома. Только мама завела скотину во двор, на лошади из Суханово прискакал человек и сообщил всем, что немцев разбили. Шла война. Ученики школы ходили собирать колосья в поля. В нашем лесу собирали жёлуди и с клёна «петушки». Сдавали в школу, школа - в лесничество. 100 желудей, 50 петушков клёна с ученика. До 10 лет детей на колхозные работы не приглашали. В 1944 году мне исполнилось 11 лет, бригадир колхоза обратился к маме: - Анна Ивановна, пусть Николай придёт, попробует землю поборонует.Так я проработал неделю. Боронил одной лошадью. Думаю, что неплохо получалось, т.к. потом мне доверили пароконный плуг - плуг запрягаемый парой лошадей. На нём проработал все лето. День ПОБЕДЫ! В конце апреля 1945 года я «принёс» инфекционную болезнь из школы. Мама вызвала фельдшера из Бучалок. Осмотрев нас, он сказал: - Детей надо везти в больницу. В стационар в Епифань. На следующий день мама повезла нас. На троих нам выделили две кровати. Я с младшим братом, Мишей, ему тогда шёл пятый год, лёг на одну кровать. Сестра Валя - на отдельную кровать. 9 мая ночью в палату входят дежурный врач и медсестра с керосиновыми лампами в руках. -Ребята, проснитесь! Мы вам принесли хорошую весть. Война закончилась!Наступило мирное время. Вернутся с войны ваши отцы и братья. Будем жить хорошо. В конце палаты послышался плач двух детей. Это были брат и сестра, фамилию которыхя не помню. - …А нашего папы давно уже нет в живых. Мы получили на него похоронку. Медсестра подошла к ним: - Успокойтесь, сейчас уже всё будет хорошо! Досыпайте до завтрака, приятных снов. На завтрак раздали всем по варёному крашеному яйцу и хлеб. Один мальчик спросил: -Почему яйцо крашеное, мы же такие едим только на Пасху? - Этот День - День нашей Победы, он теперь выше всех праздников, - ответила медсестра. В этот день в больницу зашла женщина, она возила керосин из Епифани в Бучалки, и по просьбе мамы спросила, когда нас выпишут. Через три дня мама нас забрала. МОЙ ПАПА Из нашей деревни не вернулись с войны пять человек. Папа вернулся с войны в августе 1945 года. До войны папа Василий Фёдорович Аброськинработал кузнецом в совхозе МолоденкиБучальского сельского совета. Производили ремонт сельхозмашин, подковывали лошадей. Часто брал меня с собой на работу. Посадит в безопасное место, даст молотки, другой неострый инструмент, ведь игрушек в то время не было, это и были мои игрушки. Папа был сильный, выносливый, заботливый человек. По воспоминаниям земляков, умел находить общий язык с людьми. При любой конфликтной ситуации находил компромисс. Уважал людей. И люди также относились к нему. Как пример: в начале марта 1946 года мы с мамой на санках привезли на мельницу зерно пшеницы, килограммов 20, не больше. Перед нами была большая очередь, состоящая из больших повозок, и таких же, как мы, людей с небольшим количеством зерна. Нас заметил мельник и обратился к очереди с просьбой пропустить нас вперёд, сказал теплые слова в адрес папы, который до войны сделал большую работу для мельницы. Возражающих не было. Нам быстро размололи, уложили на саночки, и мы поехали домой, где нас ждали младшие сестра и брат. Папа умер в феврале 1946 года. Было очень горько потерять отца, пришедшего с войны. Надо было так случиться - пройти всю войну и в марте 1945 года получить ранение в грудь (с 23 января по 23 апреля 1945 года шла Кёнигсбергская операция, завершившаяся героическим штурмом и взятием этого города; в июне 1945 года Аброськин Василий Фёдорович был награждён медалью «За взятие Кёнигсберга»,- авт.). С марта по июль он лежал в госпитале, а как стало чуть полегче, сразу выписался домой. Радости не было границ. Казалось, рана заживет. Но после войны некогда было отдыхать, он сразу взялся за работу. Началось время сенокоса. Четырём фронтовикам выделили участки для личного сенокошения. Косили вручную. Очевидно, была большая нагрузка на грудную клетку. Открылись раны. К январю 1946 года он уже не мог вставать с кровати. В 36 лет мама осталась вдовой с тремя детьми, с надеждой только на свои силы… Записала Марина РЕДЬКИНА
comments powered by HyperComments

Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg